На ладони линия (житейская история, V часть)

На ладони линия (житейская история, V часть)

Но и все последующие дни Сергей приходил в таком же состоянии, замертво падал на диван и засыпал. А утром, ни свет, ни заря, уходил на работу.
Фото - иллюстрация

— И как ты всё это терпишь? — у Антонины уже просто стали сдавать нервы.

— Это он меня терпит, — спокойно ответила Наталья, наливая в чашку кофе. — У Сергея есть квартира, мебель. Знаешь, чего мне стоило женить его на себе? Теперь я — законная супруга, прописана здесь и от своего не отступлю. Может, он специально пьёт, чтобы выжить меня отсюда? Нет, никуда я отсюда не уйду. Мне надо устраивать свою жизнь.

Антонина смолчала, она и не собиралась вмешиваться в жизнь сестры. Пусть живёт, как ей хочется. Когда Сергей, в очередной раз пришёл пьяным и снова бухнулся на диван, гостья не отреагировала. Если бы не одно «но»…

— Ирка! — донеслось до её слуха.

Сергею, как видно не спалось. Племянница играла в зале с куклой, не услышала.

— Ирка!! — крик повторился с новой силой.

Девочка, бросив игрушки, испуганно побежала на зов.

— Сними мне сапоги! — скомандовал отчим.

Пятилетняя малышка потянула своими маленькими ручонками сначала один ботинок, потом принялась за другой. Грязный большой башмак соскальзывал из детских ручек и ничего из этого не получалось.

— Ах ты, дармоедка! — процедил сквозь зубы Сергей. — Байстрючка!

Отчим отпихнул девочку так, что Ирка упала и ударилась головой.

Сердце Антонины сжалось от обиды. Вскочив, схватила,  что первым попалось под руку — детскую скакалку, и стала бить Сергея. Тот закрывался руками, просил прощения, плакал…

Придя с работы, Наталья застала свою сестру буквально в пороге.

— Ирка поедет со мной, — строго заявила Антонина. — Я не потерплю издевательств над ребёнком. А ты пока устраивай свою жизнь, как тебе захочется.

Наталья и не думала возражать. Спорить с сестрой, когда она в таком настроении, бесполезно. А с другой стороны, это даже и хорошо, что она Ирку забирает. Ребёнок будет под присмотром…

Ленка поначалу ревновала маму к Ире, но вскоре девочки подружились, стали вместе ходить в детский сад, а потом в школу. Антонина не жалела о своём поступке, но глубоко в душе ей было очень обидно за племянницу. С тех пор, как Тоня привезла девочку домой, Наталья всё время «кормила» её надеждами, что скоро разведётся, отсудит жилплощадь и заберёт её обратно. Но это «скоро» затянулось на годы. Ирке исполнилось двенадцать лет, когда мама всё же развелась с отчимом, отсудила половину квартиры и мебель, купила небольшой дом и переехала. Но, дочь уже категорически отказывалась возвращаться к матери. Здесь было много друзей, Ленка, бабушка и тётя Тоня, которые стали ей намного ближе и родней.

Ира вернулась домой лишь тогда, когда стала студенткой одного из Гомельских университетов. Отучилась, вышла замуж за военного и уехала жить в другой город.

Ира с мужем часто бывают в гостях у тёти Тони. Недавно приезжали на юбилей. И, вместо тоста, Иркин супруг открыто поблагодарил тётю за то, что она вырастила и воспитала ему такую хорошую жену. А настоящая мама, в это время, опустив глаза, украдкой вытирала слёзы…

— К тебе пришли, — входя в палату, Павловна загадочно посмотрела на Юлю.

Беременная читала газету, лёжа на кровати.

— Какой-то симпатичный молодой мужчина, — добавила женщина.

Глаза Юльки зажглись искоркой радости, как у ребёнка. Вскочила, надела халат, сунула ноги в тапочки и, словно гусыня, переваливаясь, быстро потопала к выходу.

— Живот не потеряй! — шутя, крикнул кто-то из больных.

Через несколько минут Юля вернулась с тортом и целым пакетом угощений.

— Гуляем, девчонки! — выпалила она. — Я и забыла, что у меня сегодня День рождения! Это мой дядя приходил навестить, а заодно и поздравить.

— И сколько же исполнилось будущей мамочке? — поинтересовалась Антонина Павловна.

— Восемнадцать, — ответила Юлька, и, заглянув в пакет, достала оттуда бутылку красного вина. — Праздновать будем вечером, а не то, нам такое лечение здесь устроят!

— Ничего себе! – даже присвистнула Галя — Никогда не приходилось отмечать чей-то День рождения на больничной койке!

Юлька — с виду симпатичная, шустрая, хозяйственная, но в любви несчастная. Первая и единственная любовь стала для неё горьким уроком.

Юля выросла в малообеспеченной семье, без отца. Сама себе зарабатывала на обновы: собирала чернику и грибы, сдавала  в заготовительный магазин, продавала на рынке клубнику, огурцы, яблоки. Как-то услышала, что в соседнем районе есть фермерское хозяйство, где нужны рабочие руки. За работу в теплицах и на овощных плантациях обещали хорошо заплатить. Юля решила не упускать момент, так как мечтала купить мобильный телефон. В группе швей-закройщиц профтехучилища, где она училась, почти у всех девчат уже были мобильники.

Оказалось, что автобус каждое утро возит рабочих на фермерское хозяйство и возвращается вечером. Желающих подзаработать было много, но, как назло, никого знакомого не было. На автобусное сиденье рядом с Юлей присела женщина. Она оказалась общительной и разговорчивой. Так Юля познакомилась и подружилась с Надеждой Михайловной.

— Завидую твоей маме, — сказала как-то тётя Надя, когда они в очередной раз ехали вместе. — Такую дочь вырастила! Попадётся же кому-то такое счастье. У меня, например, двое сыновей, и ни с одним нет сладу. Была бы у меня такая невестка, как ты…

(Продолжение следует)

Если вы пропустили 1, 2, 3  и 4 часть житейской истории, пройдите по ссылкам

На ладони линия (житейская история, I часть)

На ладони линия (житейская история, II часть)

На ладони линия (житейская история, III часть)

На ладони линия (житейская история, IV часть)