Как Лунинец чуть не стал Клондайком

Как Лунинец чуть не стал Клондайком

24 июня, 10:58
Автор:
10563
Святослав Яночкин - о лунинецком золоте.
Иллюстративное фото

Ранним весенним утром 1927 года в дверь кабинета директора польского государственного геологического института постучали.

Государственный геологический институт в Варшаве. Довоенное фото. NAC.
Государственный геологический институт в Варшаве. Вид изнутри. Довоенное фото. NAC.

«Да, пожалуйста», — профессор Юзеф Морозевич, директор института, оторвал глаза от отчёта за первый квартал.

Директор геологического института профессор Ю. Морозевич.

На пороге стоял моложавый интеллигентный мужчина в костюме-тройке.

«День добрый, пане професоже! Зыгмунт Ягодинский, староста лунинецкий», — незнакомец представился и протянул руку директору.

Зыгмунт Ягодинский

Безусловно, Ю.Морозевич знал о самом большом по территории, но при этом самом малом по плотности населения полесском регионе Второй Речи Посполитой. Ранее профессор на Лунинетчине никогда не был… Скоро этому суждено было измениться.

Староста Лунинецкого повета З.Ягодинский только недавно сменил на должности ушедшего «на повышение» в Брест-над-Бугом Яна Крахельского и много времени посвящал раздумьям, как вдохнуть жизнь в отдалённый заболоченный полесский регион, как сейчас сказали бы, сделать ему «промоцию».

И вот теперь лунинецкий староста стоял на пороге кабинета директора института геологии, а у здания института его ожидал шофёр служебного «Форда А», на заднем откидном багажнике которого были закреплены два больших деревянных ящика.

«Уважаемый профессор, я привёз Вам лунинецкое золото», — сказал гость слегка удивлённому Юзефу Морозевичу.

Профессору Морозевичу шёл седьмой десяток. Ещё в XIX веке он окончил факультет природоведения Варшавского университета. Интересно, что основным направлением обучения молодого Юзефа была ботаника, но стараниями профессора А.В.Лагорио, поставившего студенту-ботанику «двойку» по геологии, у Юзефа Морозевича «открылись геологические чакры», и уже к 1903 году он в чине профессора создал и возглавил кафедру геологии Ягеллонского университета в Кракове, а позже, в независимой Польше, стал директором государственного геологического института (Państwowego Instytutu Geologicznego — P.I.G.) в Варшаве.

В доставленных лунинецким старостой ящиках был песок, добытый в бассейне реки Лань. Много песка. Профессор Ю.Морозевич исследовал его и установил, что в породе содержатся драгоценные металлы, золото и серебро, причём в приличной концентрации. В пересчёте на чистые драгметаллы одна тонна речного песка содержала 5 граммов чистого золота и 12 граммов чистого серебра!

Но какой же маркетинг без PR?

И уже 13 апреля 1927 года варшавский ежедневный «Утренний экспресс» («Express Poranny») запестрел заголовком: «Залежи золота и серебра на Полесье. Сенсационные результаты исследований польских геологов…»

Express Poranny, 1927 (6), N103.

Статья погружала читателя в стародавнюю историю.

«Издавна жители Полесья твердили, что в притоке Припяти реке Лань находится золотой песок. Рассказам полешуков не верили, считая их народными сказками, пока лунинецкий староста не привёз в геологический институт два ящика песка, добытого из реки Лань…» В песке содержались драгоценные металлы в описанной выше концентрации, которые выступали в виде отшлифованных водой кристаллов, иногда принимавших форму зёрен. Дальше газета стреляла из «тяжёлой артиллерии»:

«Залежи золота и серебра выступают на протяжении 130 км, то есть от Клецка до устья Лани у её впадения в Припять».

Затем газета подводила теоретическую базу под сенсационное открытие.

«Откуда же взялось золото на болотистом Полесье? Геологи объясняют это следующим образом: в первичном периоде образования поверхности Земли огромные кристаллические горы тянулись по её поверхности от Скандинавии до самой Украины. В третичном периоде эти горы опустились под поверхность, но кое-где до сих пор выступают на этих землях небольшие скальные породы, которые ранее являлись вершинами вышеупомянутых гор. Вода Лани вымывает из этих скалистых пород золотой песок».

Дальше — больше, уже почти по Ильфу и Петрову:

«На Пасху радостная новость о золоте на Лунинетчине должна быть официально, на государственном уровне, объявлена в Польше. Результаты исследований уже отправлены в министерство финансов, чтобы то определило, кто должен будет добывать золото со дна Лани: правительство или какое-либо частное предприятие? Эксплуатация золотых приисков не трудна и с лихвой оплатится. Между тем, над берегами золотоносной полесской реки уже идут подготовительные работы. Земли, на которых находится золото и серебро, ограничены для доступа…» Это для профилактики нелегального промысла.

Уже на следующий день тему подхватили другие газеты: «Река Лань — приток Припяти — несёт песок, полный драгоценного металла»; «Золотые богатства в песках Полесья»; «Размеры и ценность золотоносных земель в бассейне Лани на Лунинетчине изучит специальная государственная комиссия»… За кричащими заголовками передовиц скрывалась информация о том, что «весть об открытии золотоносного песка в реке Лань на Полесье вызвала сенсацию в столице и всей стране».

В самом «Утреннем Экспрессе» за 14 апреля 1927 года появилось интервью с профессором Ю.Морозевичем. В интервью руководитель геологического института отметил, что его научный центр относится к новостям с Лунинетчины очень серьёзно, равно как и к информации о размерах и ценности залежей драгоценных металлов. Профессор анонсировал дополнительные химические исследования и отправку в Лунинецкий повет специальной государственной комиссии.

Express Poranny, 1927 (6), N104.
Express Poranny, 1927 (6), N104.

Редактор газеты задал вопрос:

— Возможно ли, с точки зрения науки, открытие золота на Полесье?

Ю.Морозевич:

— Конечно. Геология знает случаи, когда обычные пески в определённых геологических регионах скрывали в себе ценные металлы. Золото в этих случаях может происходить из более поверхностных или дальше расположенных золотоносных жил. На Полесье также может быть золотой песок, хотя никакая теория ранее этого не прогнозировала.

— Где на Земле находится золото в таких же условиях, как в бассейне Лани?

— Знаменита своим неожиданным открытием золота Карелия на Финляндском полуострове, территории Северной Швеции, золотоносные поля в Северной Америке — Клондайке и Ноуме…

В газетах высказывались опасения, что анонсированным работам государственной комиссии могут помешать крестьяне окрестных сёл и «профессиональные искатели золота».

Той же весной 1927 года в Лунинецкий повет выехала государственная комиссия в составе директора геологического института профессора Ю.Морозевича и сотрудников того же института доктора Ч.Кузьняжа и С.Малковского с целью изучения места сенсационного открытия золотоносных песков в бассейне реки Лань.

Как свидетельствуют архивные документы института геологии, экспедиция продлилась три месяца. В ходе её учёные изучали постледниковые территории в междуречье пограничной с СССР реки Морочь (Морочанка) и реки Лань. На всём протяжении последней, от Чудина через Гаврильчицы до Сенкевич. Отдельно изучался район деревни Великий Рожан, которая в то время входила в Лунинецкий повет. Члены экспедиции выполнили множество мелких пробных бурений и более глубокие пробы (максимальная глубина — 38 метров), в ходе чего были собраны множественные пробы песка, глин и шлаковых материалов.

Материалы комиссии доставили в государственный геологический институт, где в лаборатории под руководством доктора В. Яцека было доказано, что «пески, действительно, содержат некоторые следы драгоценных металлов (серебра и золота), но в количествах, не превышающих 0,1 грамма на одну тонну песка», что было в 50 раз меньше концентрации золота и серебра в двух ящиках, привезённых в Варшаву лунинецким старостой Зыгмунтом Ягодинским.

Государственная комиссия пришла к выводу, что содержание золота в песках бассейна реки Лань настолько низко, что их промышленное освоение не имеет практического значения.

Так Лунинетчина чуть не стала полесским Клондайком, а Лунинец получил ещё один интересный факт в свою богатую историю.

P.S. Автор благодарит краеведа-подвижника Александра Жука (Гатчина — Лунинец) за идею и информационную поддержку.