У прошлого в долгу (житейские истории, IV часть)

У прошлого в долгу (житейские истории, IV часть)

В выходной день Антонина затеяла уборку в доме. Убрав в своей и братьев комнате, перешла в мамину. Сразу принялась стирать пыль со старого шкафа.
Фото-иллюстрация

Там она убиралась крайне редко: во-первых, для неё было высоко, во-вторых, неудобно. Но на этот раз полезла. Рукой потянулась — не достала. Тогда решила влажной тряпкой хоть немного слой пыли сбить. Махнула один раз, другой. И тут же со шкафа свалилась выцветшая коробка из под конфет. Тоня собиралась было отправить её в печь, но как только она её подняла, из неё посыпались фотографии. Они хоть и были чёрно-белыми, но изображения на них отчётливо видны. Тоня сразу узнала свою маму. В молодости она была очень красивой. Она была на всех снимках — то с охапкой цветов, то с веночком из одуванчиков на голове, то у раскидистой ивы. Тоня даже узнала это место. Кажется, на берегу речки. Эта ива и сейчас там растёт. А вот она в обнимку с каким-то парнем. Но это точно не папа. Лицо и черты кого-то напоминали Тоне. На обратной стороне фото была надпись: «Мы созданы друг для друга. Я тебя никому не отдам. Твой Паша»

Тоня задумалась. Этот Паша ей явно кого-то напоминал. Но кого? Она снова напрягла память, ещё раз присмотрелась. Ну конечно! Это же Павел Сергеевич, учитель географии. Приходил не так давно к маме свататься. Выходит, проворонил он тогда своё счастье, а наверстать упущенное решил сейчас. Ну, уж нет! Тоня этого не позволит. Нечего быть разиней!

Павел Сергеевич Тоне не внушал доверия. Почему, и сама не понимала. И как только мама могла любить его? Если сравнить его и папу — так это вообще небо и земля, два разных человека. Хотя папа работал обычным механиком в колхозе и высших образований не имел.

Просмотрев все до одной фотографии, Тоня аккуратно сложила их в коробку, где они и лежали. А потом вернула их на старое привычное место. Маме она ничего говорить не стала. Всё-таки, это её тайна. Но за ужином, как бы невзначай, спросила:

— Мам, скажи честно, ты папу любила?

Поначалу на вопрос дочери мать не среагировала никак. Не повела даже бровью, не поинтересовалась, зачем и для чего ей это знать. Просто пожала плечами и спокойно ответила:

— Он был хорошим мужем и отцом. А что касается любви, то такое чувство приходит к человеку лишь однажды. А всё остальное — увлечённость, влюблённость, привычка.

— Но ведь говорят, что дети рождаются от большой любви. А у вас с папой нас четверо! — улыбнулась Тоня, подводя маму к самому главному ответу.

— Не всё правда, что говорят и пишут, — устало вздохнула мама. — Зачастую, появление детей рушит многие планы…

Тоня не знала даже что сказать. Эту минутную паузу заметила мама.

— Только к вам это никак не относится, — сказала она и нежно потрепала Тоньку по плечу.

В очередной раз, когда они с Виталей развезли по адресатам всю корреспонденцию, друг детства остановился у калитки своего дома.

— У меня сегодня день рождение, — сказал он. — Приглашаю отметить.

Тоня в нерешительности замерла. Столько лет прошло, но она помнила, что день рождение у Виталика в декабре. Помнит, как один раз купила ему в подарок небольшой круглый аквариум и золотую рыбку. За этим подарком они ездили с папой в город. Был гололёд, едва дошла до его дома, но уже во дворе, поскользнулась и упала. Аквариум — вдребезги, на лбу — шишка, Тонька — в слезах. Она так хотела порадовать своего друга…

— Ничего, главное, что рыбка цела! — успокоил тогда Виталик. — Думаю, что в обычной банке ей тоже понравится!

А потом они кушали пирог и катались на санках…

О каком дне рождения говорил сейчас Виталик? Он никогда не врал. Явно что-то задумал. Что бы там ни было, Тоня решила смолчать и подыграть.

— Прости, забыла. Неловко как вышло. У меня же и подарка нет…

Виталик отрешённо махнул рукой.

— Да что я — ребёнок малый, что ли! Не надо никаких подарков! Заходи. Милости просим!

Перешагнув порог, Тоня просто оцепенела. Стол был уже накрыт на двоих. Значит, Виталик  всё спланировал заранее. И он уже точно знал, что она согласится.

Хозяин дома достал из холодильника тарелку с нарезанной ветчиной, поставил торт и шампанское. Первый выпитый бокал как рукой снял напряжение. Разговор завязался сам собой.

— А я думала, что ты сюда больше не вернёшься, — сказала Тоня.

— А что там делать? У отца пятеро своих детей, а тут ещё внебрачный, как снег на голову свалился, — вздохнул Виталий. — Я ему сразу сказал: вырасту, сам заработаю денег и уеду. Чужих мнений мне не навязывали, хорошо относились — за это им спасибо.

Парень немного помолчал, а потом добавил:

— Я ведь соврал тебе насчёт дня рождения. Просто повод искал поговорить с тобой, объясниться. Все эти годы там, в Дагестане, думал о тебе. Каждый день представлял себе нашу встречу. И очень боялся, что ты, так и не дождавшись меня, выйдешь замуж…

(Окончание следует)

Если вы пропустили 1 и 2 часть житейской истории, пройдите по ссылке

У прошлого в долгу (житейская история, I часть)

У прошлого в долгу (житейские истории, II часть)

У прошлого в долгу (житейские истории, III часть)