Журавль в небе, жар-птица в руке (житейская история, окончание)

Журавль в небе, жар-птица в руке (житейская история, окончание)

28 августа, 16:54
210
Пока Алевтина кормила свиней и кур, Фёдор успел выдоить корову. Женщина, порой, удивлялась его способностям. Не было в жизни ничего такого, чего бы он ни умел.
Фото-иллюстрация

Вспомнила, как однажды, когда она болела, принёс ей целую тарелку вареников с черникой. А какое вкусное вишнёвое варенье у него получается!

На следующий день Алевтина слегла с гипертонией. Фёдор сам вызвал скорую.

— Вам бы в больнице полежать, да курс лечения пройти, — сказал молоденький фельдшер.

Андреевна попыталась было что-то возразить, но Фёдор остановил жестом руки.

— Езжай, лечись. За дом и хозяйство не волнуйся. Я присмотрю…

Две недели Алевтина провела в сельской больнице. Если бы не Фёдор, она, наверное, не выкарабкалась бы. Помогал, старался изо всех сил, даже находил время навещать её в больнице. После выписки сердце не могло нарадоваться: дом протоплен, прибран…

И снова всё пошло своим чередом. Но однажды приехала дочь с внучкой…

Алевтина была рада гостям. Внучку давно не видела. Но сердце, почему-то подсказывало, что Катя приехала не просто так. Жила в Гомеле, обычно появлялась к Рождеству, за свежиной, когда мама колола кабанчика.

Через час-другой дочка завела разговор о трудностях семейной жизни, недостатке денег, о том, как ей надоело ютиться в малосемейке.

— Нам предложили хороший вариант получения трёхкомнатной квартиры, — вкрадчиво подходила к теме разговора Катерина. — Дом в центре города уже заканчивают строить, квартиры в нём двухуровневые, компактные. Красота, уют!

Катя хоть и выросла в деревне, постоянно стремилась к роскоши. «И в кого она такая?» — про себя подумала Алевтина.

— Чтобы квартира досталась нам по праву надо приписать кого-нибудь из родственников, — продолжала дочка. — Вот мы с Николаем и подумали, что ты согласишься переехать к нам, в город. Дом и хозяйство продадим, а на вырученные деньги купим новую мебель…

В голове зашумело. Дочь снова всё решила за неё. У женщины  перехватило дыхание, сердце больно сжалось. Заметив, что мама побледнела, Катя заговорила ласково, как тогда, в детстве.

— Мамулечка, родная моя! Мы же ради тебя стараемся, что бы ты свою старость легко прожила. Сколько ж можно тянуть на себе всё это?

— Ты забыла сказать, что и твою семью я тоже тяну на себе, — Алевтина решила не молчать. — Каждый год кабана почти целиком тебе отдавала. Себе оставляла только третью часть, мне-то много не надо. И картошечку, которую из года в год сама копаю, половину урожая тебе отдаю. А ещё за вырученные деньги от продажи телёнка вы купили мотоцикл. А потом твоему мужу не хватало несколько тысяч на покупку машины — и снова выручило моё хозяйство. Если же я буду сидеть у вас на шее, кто тогда поможет? Ни о каком переезде речи быть не может. Мне ли в шестьдесят лет привыкать к городской жизни?

К тому же, Алевтина много наслышалась. Совсем недавно вся деревня гудела о том, как пожилую сельчанку Веру Прокофьевну к себе забрали  дети, а спустя три месяца оформили в дом престарелых. И соседка по улице Валентина тоже вернулась обратно из города, куда увёз её сын. Благо, дом ещё не успели продать…

— Не смогу я! Вы же потом сами каяться будете, моей смерти ждать. Или я не права? — Алевтина впервые дала отпор дочери.

Катерина покраснела.

— Но мы продумали и этот вариант, — глотая обиду, промямлила дочка. — У нас за городом есть хороший дачный домик. Если захочешь, некоторое время сможешь там пожить, отдохнуть от нас…

Алевтина только ласково прижала к себе дочь.

— Ничегошеньки ты в жизни не понимаешь! Какой город, какая дача? Ведь всё чужое, не родное. А здесь — и журавль в небе, и жар-птица в руке. Да я и дня не проживу без всего этого.

Алевтина Андреевна вздохнула и через минуту добавила:

— А с вас вполне и двухкомнатной квартиры хватит. Купить мебель я помогу. Корову продам. Я с ней едва управляюсь. Хорошо, что Фёдор помогает. И что бы я без него делала?

В сенцах дома послышались шаги. Дверь отворилась, на пороге показался сосед. Тут же выложил на стол конфеты, бутылку недорогого вина и домашний пирог с вишней. Фёдор не переставал удивлять Алевтину. И когда только успел?

Хозяйка всплеснула руками, а Фёдор смущённо опустил голову и тихо произнёс:

— Я свататься пришёл…

Сумерки надвигались быстро. Скоро за окном совсем стемнело. Только осень кружила и шуршала по двору сухими листьями.

Если вы пропустили 1 и 2 часть житейской истории, пройдите по ссылке

Журавль в небе, жар-птица в руке (житейская история, I часть)

Журавль в небе, жар-птица в руке (житейская история II часть)