Одна судьба на двоих (житейская история, I часть)

Одна судьба на двоих (житейская история, I часть)

08 ноября, 21:21
536
На душе снова было не спокойно. Сердце ныло не переставая, мучила тревога. Как видно, без валерьянки здесь не обойтись. Хорошо, что муж был на работе. А то бы и ему досталось.
Фото-иллюстрация

Анатолий только с виду был сильным и крепким мужиком, а на самом деле переживал похлеще её. А что она? Не такое выдерживала, и это переживёт. Всё равно ведь ситуацию не исправить…

Такие нервные передряги надолго выбивали из рабочего состояния. А Нина работала фельдшером в сельской амбулатории. Ей всегда надо быть в хорошем настроении, встречать пациентов с улыбкой. К тому же, на их с Анатолием попечении росли трое внучек. Бабушкиных слёз они точно не должны видеть…

Танюша, Ксюша и Вероника не были сиротами. Просто, их бросила мама. Девочки совсем не помнили её, потому что та оставила их совсем маленькими, когда они особо нуждались в материнской ласке. Сейчас старшенькой Танюшке восемь лет, средней Ксюше — шесть, а самой маленькой Веронике — три с половиной года. Своими мамой и папой считают дедушку и бабушку, потому что они всегда рядом, заботятся, воспитывают. И никогда не дадут в обиду. А в деревне не без этого. Злые языки так и норовят «укусить» за больное место. Вот и совсем недавно Нине с Анатолием пришлось отчитывать соседку за её злорадство. Вроде взрослая женщина, а не преминула пройти мимо, чтобы не обозвать девочек «кукушкиными детьми». Но больше всего Нина не любила, когда ей сочувствовали, жалели. Она старалась тут же перевести тему разговора…

Зоя всегда исчезала и появлялась внезапно. И Нина с Анатолием ничего с этим поделать не могли. На расспросы «Где была?», сухо отвечала: «У подружки гостила. А что нельзя?». А началось всё после того, как Зойка влюбилась в какого-то заезжего красавца. Парень гостил у своих родственников в соседней деревне, приходил в клуб на танцы. Месяц дочка цвела и летала на крыльях любви. Потом он уехал, а Зойку словно подменили. Было что у них, или нет — Нина только строила догадки. После школы Зоя так никуда и не пошла учиться. Нина предлагала подать документы то в один колледж, то в другой. Но Зойка исчезла и появилась спустя две недели. И так продолжалось на протяжении года. Ушла — через неделю-две пришла. Потом Зойки не было месяц. Они с мужем хотели было уже подать на розыски, но слухи дошли, что видели их дочь в райцентре в компании каких-то мужиков. И родители оставили всё так, как есть. Что поделать, если дочь выбрала себе такой путь…

В течение года от Зойки не было ни слуху, ни духу. Поначалу Нина переживала, ночей не спала, мучилась в догадках. Глотал таблетки и Анатолий. Но старший сын успокоил.

— Не изводите себя раньше времени, — сказал Виталик. — Нагуляется — вернётся.

И Виталик как в воду глядел. Зойка вернулась, да ещё с «багажом» — на восьмом месяце беременности. Дочь слёзно умоляла простить. Говорила, что любовь затмила глаза, и вот — «награда». Чей ребёнок Нина не расспрашивала. Она уже рада была тому, что Зоя дома и полностью осознала свою вину.

Оказалось, что Зоя по беременности нигде на учёте не состояла. По своим связям Нине пришлось решать эту проблему самой, иначе послеродовых выплат ей не видать.

Зоя практически никуда не выходила дальше двора дома, как будто кого-то боялась. Иногда, придя с работы домой, Нина замечала, что дочь, как будто «навеселе». И первое, что приходило в голову — показалось. Какая выпивка, если Зоя на сносях? Не враг же она своему ребёнку…

(Продолжение следует)