До свадьбы заживёт (житейская история, I часть)

До свадьбы заживёт (житейская история, I часть)

23 января, 18:38
418
Алёне не спалось. Как тут уснёшь, когда кровать жёсткая и подушка будто кирпич. Да ещё за стеной в комнате то и дело наперебой бамкали часы.
Фото-иллюстрация

Некоторые ходики ещё и каждые полчаса оповещали время. Сняла, называется, жильё подешёвке! А рано утром ей надо было идти на работу.…

Алёна корила себя за свою необдуманность и спешку. Но ей так хотелось уехать из родного города подальше от Влада, что было всё ровно, где жить. Уютный внутри и снаружи домик на окраине нашла по интернету. Созвонилась с хозяйкой, о цене договорилась и сразу приехала. Женщина, передавая ключи, сказала, что сама здесь давно не живёт. Обитает у дочки, помогает с внуками нянчиться. Только иногда приезжает, чтобы завести часы. И она распахнула перед Алёной дверь в соседнюю комнату. Увидев всё богатство, девушка ахнула. Все стены были увешаны старинными механическими часами. Это была по-настоящему живая комната. Одни ходики мелодично пели, другие ритмично выбивали своё «бам-бам», третьи — «куковали». Несколько маленьких часов стояли на комоде, полке и даже подоконнике. И все они дружно отбивали такт точного времени.

— Ух, ты! Красотища! — воскликнула квартирантка. — Настоящий музей часов!

— Это коллекция моего покойного мужа, — сказала Варвара Семёновна. — Он был часовых дел мастер. Что-то покупал сам, что-то досталось ему в наследство от его родителей, а что-то подарили друзья. Он так любил их! Надеюсь, и вы с ними подружитесь…

На что намекала хозяйка, девушка поняла это только сейчас. А тогда Алёне этот «музей» очень даже понравился. Днём она ходила, прислушивалась, сверяла время. Но и подумать не могла насколько ночью другое восприятие звуков.

Долго ворочалась с боку на бок, пытаясь уснуть, но всё тщетно. От бессонницы нахлынули воспоминания …

С Владом они дружили с  самого детского сада. И, как у малышей водится, всегда заступались друг за дружку, если кого-то из них обижали. В большинстве же Алёна была его защитницей, влезала в драки, разборки. Ну, почему она не родилась пацаном? В детстве среди мальчишек ничем не выделялась: короткая стрижка, джинсы, рубаха, руки и лицо в ссадинах. Вместе с ребятами гоняла в футбол, была лучшим вратарём в их дворовой команде. Среди своих её и стали звать по-мальчишечьи  — Алёнчик.

В школе сидели за одной партой, постоянно списывали друг у друга. А после уроков вместе учили домашние задания. Получив аттестаты, вместе подались в один университет. На Влада сразу же обратили внимание девушки. Но парень во всеуслышание заявил, что у него уже есть Алёна. А ей сказал, будто оправдываясь:

— Не подумай ничего. Это так, чтобы оставили в покое. Я сюда учиться приехал, а не шуры-муры крутить…

Домой — вместе, даже болели и то вместе. Алёна настолько привыкла к тому, что Влад всегда рядом, по любому звонку и поводу, что воспринимала его, как брата и самого лучшего друга. Она делилась с ним секретами, советовалась насчёт покупок, что купить и что ей больше идёт. В универе к их дружбе отнеслись с насмешкой и даже с издевкой.

— Между парнем и девушкой дружбы не может быть. И если это не любовь, то у кого-то из вас двоих неправильная ориентация, — смеялись однокурсники.

И тогда Алёна закрутила роман с Юрой — парнем из параллели. Новые отношения ничем не повлияли их дружбе с Владом. По сути дела ничего не изменилось. Он по-прежнему таскал ей пакеты с продуктами, следил за тем, что она одевает и чем питается. Когда они втроём ходили гулять по городу, девушка подшучивала над своим другом. Говорила, что ему срочно нужна дама сердца. Предлагала познакомиться с кем-нибудь на улице. А он краснел, отнекивался…

(Продолжение следует)