Микашевичи

Светлана Тихановская - родом из Микашевичей

Претендент в кандидаты в президенты Светлана Тихановская на днях дала большое интервью "Белсату". Приводим некоторые фрагменты публикации.
Фото: belsat.eu

Как сообщает "Белсат", Светлана Тихановская за один месяц прошла путь от аполитичной белоруски до потенциального кандидата в президенты и жены политзаключенного. Пока ее муж, популярный блогер Сергей Тихановский, пребывает за решеткой, а свекровь после обыска забрали в больницу, Светлана остается с двумя детьми 4 и 10 лет. В первом развернутом интервью она искренне рассказывает об отношениях с мужем, называет источники финансирования своей кампании и делится взглядами на ситуацию в стране.

Через несколько часов после интервью стало известно, что Сергею Тихановскому предъявили обвинение по ч. 1 ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок) Уголовного кодекса, действия одного из задержанных вместе с Тихановским дополнительно квалифицированы следствием по арт. 364 (Насилие в отношении работников органов внутренних дел) Уголовного кодекса.

— Ничего не известно. Мне адвокат не дает информацию, она подписала бумагу о неразглашении. Когда вызвали мать Сергея, первое, что сделали – тоже взяли подписку. Все покрыто мраком. Но меня саму никуда не вызывали, не проводили обыск в нашей минской квартире. Пока меня вообще не трогали.

Свою квартиру в Минске я не оставляю пустой ни на минуту, потому что это опасно. Я не знаю, что они задумали и какую игру ведут. Мне постоянно страшно, стараюсь не выходить на улицу без сопровождения подписчиков Сергея или членов инициативной группы.

— Расскажите о себе: откуда вы родом, чем занимались в жизни? Как познакомились с Сергеем?

— Я родом из маленького города Микашевичи Лунинецкого района. Семья у меня прекрасная: есть родная сестра, мама с папой. Они пенсионеры, но еще работают. Не хочу говорить где, чтобы их не трогали еще больше. Их и так все знают в Микашевичах. Там люди как бы за меня, но, может, у кого-то мысли: «Чего они здесь начали выступать?».

Школу закончила с золотой медалью и поступила в Мозырский педагогический университет, на учительницу английского и немецкого языков. На четвертом курсе познакомилась с Сергеем. Он открыл в Мозыре клуб, назывался «55 club». Впервые туда пришла – и сразу любовь с первого взгляда. Через год мы поженились и уже 16 лет вместе. После окончания моей учебы переехали в Гомель. По специальности я не работала: то переводчиком, то секретарем, то там, то сям. Я по натуре очень непробиваемый человек, скромная такая, без особых амбиций.

После рождения сына мы переехали в Минск. Тогда Сергей уже много работал в России. Он старался раза три в месяц приезжать из Москвы, а летом вывозить нас в теплые места. К нему как отцу, как мужу – претензий никаких. Отношения складывались хорошо, несмотря на расстояние. Я понимала, что он это делает, чтобы обеспечить нам с детками достойную жизнь. В Минск мы переехали в 2013 году, жили на съемных квартирах, потом продали жилье в Гомеле и приобрели квартиру в Минске.

Мы не жили в бедности. Мы из тех семей, которые могут себе позволить раз в год выехать на море. Но без шика: Сергей очень много работал, чтобы ту же квартиру приобрести. Классная работа у него могла «выстрелить» раз в пять лет. Однажды ему пришлось проехать по Европе, потом ролик снимали в Китае, с Собчак в Израиле. Были заказы – были деньги.

– Как вы тогда относились к тому, что параллельно происходило в Беларуси в те годы? Какие мысли были в 2010 году, когда произошел жестокий разгон площади?

— Да никаких. Я абсолютно этим не интересовалась. Жила в своем маленьком мире с ежедневными проблемами. Понимаете, мы эти кадры с площади видели по «БТ». Не помню, чтобы я думала, что творится беспредел, я не знала, кто там прав, кто виноват. А взрослыми глазами посмотрела на все только сейчас.

— Вы когда-нибудь голосовали на выборах и за кого?

— Голосовала однажды в жизни – в 2001 году, за Лукашенко. Пошла просто потому, что мне исполнилось 18 и хотелось почувствовать себя взрослой. Помню, мы вместе с родителями ходили, они тоже за Лукашенко голосовали. Сергей, кажется, вообще никогда не голосовал. Хотя мы не касались политической темы, все проходило мимо нас.

— В результате чего Сергей так «политизировался»?

– Если Сергей что-то делает - он этим горит. Сначала у него была продакшн-студия «Компас», потом, когда заказов стало меньше из-за кризиса, он решил вернуться в Беларусь к семье. Однажды он ехал из Москвы и увидел дом, который захотел выкупить, чтобы создать агроусадьбу и принимать гостей. Запал ему в душу тот дом, каждую мелочь там продумывал, говорил: «Дети вырастут, а мы с тобой будем сидеть у камина». Больше для души проект, не для коммерции. Дом никому был не нужен, но государственные органы не позволили его приобрести, столько бюрократии… казалось бы, в чем проблема? Ну помогите вы человеку довести заброшенную усадьбу до ума! Вот тогда он и начал замечать безобразие и возмущаться. И главным проектом стал его блог.

— Вы следили за развитием блога «Страна для жизни»? Что думали, когда Сергей начал им заниматься?

— Мне сразу же стало страшно за него. Знакомые говорили: ну куда ты лезешь, ты же ничего не изменишь в этой стране, власть давно захвачена! Я не понимала, что власть захвачена. Я только понимала, что люди боятся слово сказать. Я узнавала страну через ролики Сергея: нам же не показывали по телевидению, что на самом деле происходит. Где безобразие, где дома разваленые стоять…

Люди приходили к нему на стримы, потому что он их слушал. Скорее всего, они понимали, что Сергей не решит их проблемы, но им настолько не хватало возможности выговориться! Сергей ее дал им.

— Вы из-за своего страха не запрещали ему делать это?

— У нас в семье нет такого, чтобы кто-то что-то запрещал.

— И он вам – тоже?

— А я ничего особо и не хочу. Что мне запрещать – в магазин выйти или котлет нажарить?

— Когда он начал заниматься блогом, то оставил бизнес?

— Да.

— Откуда вы брали деньги на жизнь?

— Когда ему по старым связям что-то попадало в руки – он не отказывался от работы. Какие-то деньги были.

— А на какие средства он развивал сам блог?

— Фотоаппарат, микрофон, штативы были с предыдущей работы. Машина и телефон тоже. Потом пошли пожертвования. Впервые я почувствовала, что Сергея поддерживают реальные люди, когда его посадили перед Новым годом, а кто-то объявил сбор на подарки детям. Папу задержали, а какие-то незнакомые люди устроили им праздничное поздравление.

Потом он запустил краудфандинг на ulej.by: пусть 60% от собранной суммы шло на расходы, чтобы произвести те майки и кепки с логотипом «Страны для жизни». Потом начал собирать донаты во время стримов. Так он заработал на новое оборудование и на автодом. Все сделал сам народ!

— Кто вам посоветовал подать документы в ЦИК, когда Сергею отказали в регистрации инициативной группы?

— Никто. Я подумала: сейчас он выйдет из изолятора, захочет продолжить заниматься своей деятельностью, а ему больше не разрешат ездить по городам, говорить с людьми, так как он не будет иметь никакого статуса. Честно говоря, я была просто ноль в Избирательном кодексе. Но я сделала это ради него. Я была уверена, что меня не зарегистрируют, но я хотя бы проявлю солидарность с мужем, покажу, что не опустила руки. Двое товарищей Сергея привели меня к зданию ЦИК, а меня на самом деле трясло в тот момент…

— А раньше вы знали, что Сергей собирается на выборы? Обсуждали такое важное решение?

— Не обсуждали. Да ему сто лет не нужна была должность президента и власть! Он просто хотел работать на законных условиях, чтобы его постоянно не сажали на «сутки» за стримы и встречи с людьми.

Я говорила, что меня вся ситуация сильно волнует, что я переживаю. Но он человек – огонь. Он не может просто быть дома с семьей.

— Что вам сказал Сергей, когда узнал о вашем поступке?

— Он сначала не понял, как так произошло. Но ни слова упрека от него не прозвучало. Я понимаю, почему он позже сказал, что не ожидал от меня такого. Я сама от себя не ожидала.

— Как вы распределили роли в кампании, кто что должен делать?

— Я радовалась, что мужа выпустили с «суток». Отдала все в его руки: на, занимайся дальше любимым делом, а я отойду в сторону. Свой статус я не осознавала. Просто хотела, чтобы он понял, что я в огонь и воду за ним пойду.

— С Сергеем работали политтехнологи, какие-то консультанты?

— Нет. Может, и стоило бы пригласить, но Сергей горячий, самоуверенный и целеустремленный, ему своего ума хватало. Ему власть не нужна была.

— А что ему нужно было?

— Может быть, он сам до конца не понимал, что ему нужно…

Если говорить общо, мне кажется, он хотел чтобы люди знали, что есть другая жизнь, что можно жить свободно, свободно выражаться. Он понимал, что людям страшно. Ему самому в начале было страшно, ждал, как за ним после первого ролика на канале придут, но ничего такого не произошло. Это добавило ему уверенности. А потом приобрело такие масштабы…

— В вашем избирательном фонде по состоянию на 3 июня было 450 рублей. На что планируете их потратить?

— Их некуда потратить. Подписные листы нам люди за свои средства печатают. Мне интересно: а можем ли мы деньги из фонда отдать на благотворительность? Я хочу все пожертвовать на оплату штрафов подписчикам Сергея, которые приходили на встречи, и семьям арестованных.

— За какой счет финансируется ваша компания?

— Пожертвования. Я читала, что в других компаниях сборщики подписей получают за это деньги.

У нас люди работают на голом энтузиазме. Им неравнодушные граждане приносят еду, заправляют машины, представляют ночлег в разных городах.

— Какие были ваши первые мысли, когда узнали о событиях в Гродно?

— Я смотрела стрим из Гродно в момент задержания Сергея. Все чувствовали, что сейчас что-то случится. Та женщина очень нагло цеплялась, хватало его за руки, а милиционеры не ее пытались отстранить, а целенаправленно пошли к Сергею. Мои эмоции – сразу в слезы. Бросилась звонить друзьям, искать его, ночь не спала. Мне помогли найти адвоката, потом мы нашли адвокатов каждому задержанному.

31 мая я направила сообщение в ЦИК и в МВД, чтобы моей инициативной группе обеспечили охрану, так как власти должны защищать не провокаторов, а членов инициативной группы. Также прислала жалобу на государственное телевидение, так как они себе с экранов позволяют говорить, что люди стоят в очередях к «картонной жене». Ответов я до сих пор не получила.

— Светлана, 900 тысяч долларов на дачу Сергея подбросили?

— Я думаю, да. Если у Сергея были такие деньги, то почему мы не жили шикарно? И почему не миллион, а именно 900? Для меня это стало таким шоком. Мать Сергея Софья Ефремовна выбегает к друзьям (они присутствовали при обыске) в истерике: «Ой, там 900 тысяч нашли!» Она такой человек, что ей покажи доллар и покажи сто – разницы не увидит.

Пожилой человек не может держать в поле зрения всех, кто обыскивает дом. Ее знобит всю, а ей в этот момент подписывать бумаги дают и на видео снимают.

— Вы исключаете, что деньги принадлежали Сергею?

— Лично я исключаю. Иначе мы по-другому жили бы.

— Какую самую большую сумму вы видели у Сергея за все время?

— Я о заработках Сергея ничего не знала. Когда у него появлялись деньги – мы планировали отдых на море. Когда я была беременна, он на два месяца отвез нас с ребенком на Кипр. А бывало полное безрыбье, и тогда я ничего не требовала. Я могу прожить и на сто рублей. А он бы никогда не стал себе тайно что-то покупать.

— Почему мать сказала, что деньги ее?

— Потому что сначала ей показали маленький сверточек и она подумала, что Сергей отложил какую-то сумму. Потом ее повели в другую комнату, достали большой баул с остальными деньгами. Она в шоковом состоянии повторяла одно и тоже инстинктивно, совершенно растерялась. Теперь она не помнит, что говорила во время обыска.

— А где она работала?

— Она эколог, раньше работала в государственном предприятии, а последние годы, уже на пенсии, в частной фирме.

— Если ЦИК не регистрирует вас кандидатом в президенты, каков ваш план дальнейших действий?

— Думаю, меня не зарегистрируют. Но я не понимаю, зачем вообще они регистрировали мою инициативную группу? Может, посмеяться надо мной хотели, мол, никто не пойдет за этой Тихановской. Но люди пошли за Сергеем. Пусть я буду «картонным» изображением на пикете, люди все равно следуют за ним. И такое в планы властей не входило. Я так понимаю, что народное движение не погаснет. Все должны понимать, что мы голосуем не за кого-то, а против одного человека.

Сергей же вообще призвал не идти на голосование, чтобы обеспечить неявку. Он предлагал, чтобы люди или не пришли на участки, или пришли к ним, но не заходили внутрь.

— Пока Сергей за решеткой, вы будете что-то предпринимать?

— Я продолжу бороться за Сергею в правом поле. От этого всего я, наверное, отхожу.

— Сколько подписал за вас собрано на данный момент?

— Последняя цифра, которая звучала в наших чатах — около 60 тысяч. Точной цифры сейчас у меня нет. Члены группы прячут письма, так как их постояно преследуют.

 

О нас

На сайте «Информ-прогулка» публикуются свежие новости Лунинецкого района. Также здесь содержится информация о важных событиях, происходящих в других городах Полесья, Брестской области, и стране в целом. Прогноз погоды в Лунинце на сегодня, расписание движения поездов и автобусов, видео с последних праздников и мероприятий, прошедших в Лунинце, Микашевичах и районе – всё это и многое другое Вы найдёте на нашем сайте. Мы публикуем материалы, интересные для разных категорий населения, готовим интервью с представителями различных отделов Лунинецкого райисполкома, медиками Лунинецкой ЦРБ, а также представителями прочих служб. Позвонив по телефонам редакции «ИП», Вы можете подсказать авторам сайта темы для последующих публикаций, поделиться своими мыслями и наблюдениями. Сайт «Информ-прогулка» ценит своих читателей и прислушивается к их мнению. Заходите на http://inform-progulka.by/, читайте материалы, комментируйте их, смотрите фото и видео!

Copyright 2016. Все права защищены.

Яндекс.Метрика

Контакты

E-mail
progulka@brest.by
Адрес
ул. Фрунзе, 12, 225644, г.Лунинец, Брестская область, Республика Беларусь
Телефон/Факс
+375 1647 34509